Возлюби ближнего твоего как самого себя толкование

Православная Жизнь

«Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:39)

Как эту фразу понимают наши современники?

Дарья Терехова, 37 лет, преподаватель детской воскресной школы:

Владислав Козачок, 30 лет, пономарь:

— Возлюби ближнего своего? Я так понимаю, что здесь имеется ввиду не только те, кто окружают нас — семья, дети, а все люди, которые нуждаются в нас. Любой сердечный отклик наш человеку — это и есть любовь к ближнему!

Эвелина Каравай, 38 лет, юрист:

— Возлюби ближнего твоего, как самого себя? Вроде бы, знакомая и понятная фраза, но для каждого в ней скрыт свой глубинный смысл. Что значит – возлюбить ближнего? Во-первых, это значит не делать другому того, чего не пожелаешь себе. Во-вторых, если ближний мне брат или сестра, значит я отношусь к нему/ к ней с той же любовью, с той же жертвенностью, что и к себе. Но тут есть маленькое, но существенное «но». А если я к себе плохо отношусь, то как могу к ближнему относиться хорошо?! Значит начать надо с себя. Надо очистить свое сердце и душу. И тогда в ближнем мы увидим не конкурента, не соперника, не врага, а брата или сестру, Образ Божий. Ибо как говорил преподобный Серафим Саровский: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи»!

Марина Горная, 28 лет, инженер:

Сергей Дудка, 38 лет, аудитор:

Толкование Церкви.

Блаж. Феофилакт Болгарский:

Любящий ближнего исполняет все заповеди; исполняющий же заповеди любит Бога, так что эти две заповеди («возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим» и «возлюби ближнего твоего, как самого себя») соединяются, друг друга поддерживают и содержат в себе все прочие заповеди. Кто, любя Бога и ближнего, будет красть, помнить зло, убивать, прелюбодействовать или блудодействовать? Законник этот сначала пришел с целью искусить, а потом, вследствие ответа Христова образумившись, получил похвалу Христа, как святой

Источник

Возлюбить себя самого — как?

В неделю 15-ю по Пятидесятнице – Мф 22:35–46.

И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

Мерой любви к ближнему Господь поставляет любовь человека к себе самому. Поэтому, чтобы выполнить заповедь Спасителя, мы сначала должны понять: как же нам любить себя самих? На первый взгляд, это просто: делать всё, что хочешь. А если сразу не получается делать всё, что хочешь, то надо стремиться к созданию условий для такой жизни. Возможность свободного удовлетворения всех желаний дают деньги. Следовательно, нужно постараться по возможности быстро заработать много денег, а потом жить без забот в свое удовольствие. Логично? Еще бы! Именно так строит или пытается строить свою жизнь большинство наших современников.

Однако несмотря на всю логичность и естественность такого жизненного плана совесть и здравый смысл подсказывают нам, что навряд ли Спаситель имел в виду именно такую любовь к себе. Если бы наша жизнь ограничивалась несколькими десятками лет, проводимыми на этой земле, тогда, вероятно, ничего лучшего и придумать было бы нельзя. Но если мы надеемся войти в Царство Небесное – в таком случае, очевидно, нам придется сместить акценты.

Возлюбить себя самого – это значит в течение своей земной жизни создать предпосылки для того, чтобы наша жизнь продлилась в вечности, чтобы и здесь, и там мы были с Богом. Как это сделать? Об этом – всё Евангелие, об этом – апостольские послания, об этом – писания святых отцов. А если коротко, то ответ дан в сегодняшнем чтении: прежде всего нам надлежит возлюбить Бога – возлюбить Его всем сердцем, всей душой, всем разумением. Если стремление к Богу будет определяющим началом нашей жизни, если приближение к Богу станет нашей целью, а удаление от Него будет восприниматься как подобие смерти, – тогда мы поймем, что важно, а что второстепенно, что служит к нашей пользе, а что вредит, где мы проявляем любовь к себе, а где малодушно уступаем своим страстям.

Стало быть, жить, как хочешь – это не любовь к себе, а нечто противоположное. Собственно, это убеждение давным-давно сформулировано в русской поговорке: «Живи не как хочется, а как Бог велит». Веления Божьи нам известны, осталось лишь претворить их в жизнь.

Хорошо, допустим, мы знаем теперь, как любить себя самого. Но как же нам любить ближних? Заболел отец – мы говорим: «На всё воля Божья!» – и не двигаемся с места. Жена говорит: «Милый, мы сто лет не были в кино», а муж отвечает: «Брось, это всё бесовщина, давай лучше акафист почитаем». Дочка просит: «Мама, мне новые джинсы нужны», а мама в ответ: «Юбку надень, бесстыдница, и платок не забудь на голову!». Что-то здесь не так, согласитесь. Но что? Думается, мы поймем это, если перечитаем слова Спасителя. Первая заповедь: возлюбить Бога. Вторая – возлюбить ближнего, как самого себя. Действительно ли мы возлюбили Бога всей душой – или это только мечтания и гордостное превозношение над ближними? Если мы и впрямь любим Бога, то становимся подобными Ему, становимся способными к сопереживанию, к терпению, к снисхождению.

Человек, поистине любящий Бога, будет видеть образ Божий в каждом человеке, будет стремиться к деятельному служению своему ближнему. Возлюбивший всем сердцем Бога найдет слова, чтобы подвигнуть ближнего к высотам духа. Тот, для кого Бог на первом месте, себя ставит на последнее место, а всех остальных – выше себя, а потому не будет рубить сплеча и поучать свысока, но будет приветлив и светел со всяким приходящим к нему.

Если же мы не можем засвидетельствовать о себе, что возлюбили Бога всем сердцем, если мы не отреклись от этого бренного мира, – тогда и с ближними нам надо быть попроще и поскромнее. Мы желаем себе здоровья? Так поможем сохранить его и другим людям. Нам нужен отдых и не оскорбляющие нравственность развлечения? Не будем отказывать в этом и своим ближним. Может быть, расставшись с цветущей юностью, мы стали равнодушны к одежде? Но постараемся понять, что не все люди таковы, как мы, и что в определенном возрасте подобные вещи могут казаться важнее всего на свете.

Читайте также:  К чему снится что во сне умирают люди

С чего же начать? Возлюбить ли нам Бога или же сосредоточиться на любви к ближним? Отделить одно от другого невозможно. Наша любовь к Богу должна проявляться прежде всего в верности Ему, то есть в исполнении Его заповедей – в том числе заповеди о любви к ближним. Любовь же к людям мы сможем явить на деле, если в каждом человеке, с которым нас сводит жизнь, будем видеть Христа, нашего Спасителя и Бога. А если осмелиться приложить подобное восприятие к самим себе, мы поймем, с каким трепетом и благоговением мы должны относиться к своей собственной душе, к своему телу и к своей жизни.

Источник

Ответ Господа законнику о первой и большей заповеди в Законе. Его вопрос о Христе: чей Он Сын. (Мф. 22:34–46)

Фарисеи стояли в толпе народа, когда Господь посрамил саддукеев; услаждаясь унижением своих противников, они вздумали загладить свое собственное посрамление: А ФАРИСЕИ, УСЛЫШАВ, ЧТО ОН ПРИВЕЛ САДДУКЕЕВ В МОЛЧАНИЕ, СОБРАЛИСЬ ВМЕСТЕ, отошли, может быть, в сторону, чтобы сговориться между собой, и потом, всей толпой, снова подошли к Иисусу Христу. «Они опять приступают к Нему, опять с прежним злобным намерением заводить с Ним спор, дабы искусить Его» (свт. Иоанн Златоуст), поставить в затруднение нелегким, по их мнению, вопросом, чтобы унизить Его в глазах народа. И ОДИН ИЗ НИХ, ЗАКОННИК, ИСКУШАЯ ЕГО, СПРОСИЛ, ГОВОРЯ: УЧИТЕЛЬ! КАКАЯ НАИБОЛЬШАЯ ЗАПОВЕДЬ В ЗАКОНЕ, какая самая первая и большая заповедь? Фарисеи разделяли заповеди на большие и меньшие; под заповедями большими они разумели все обрядовые законы Моисея, а под меньшими – правила доброй жизни. Но какая самая большая заповедь – в этом они никак не могли согласиться: одни почитали таковой заповедь о субботе, другие – закон обрезания, иные – заповедь об очищениях и так далее. Вопрос об этом они считали очень важным, потому что надо было знать, какую заповедь можно оставить без исполнения в том случае, когда не будет возможности исполнить обе заповеди вместе? Никто из них не сознавал, что вся сущность Закона заключается в послушании Богу, а потому хотя бы кто и все заповеди исполнил, но если произвольно нарушит одну заповедь, он становится виновным во всем. Вот почему фарисеи, и особенно те из них, которые назывались законниками, толкователями и учителями Закона, решили предложить Иисусу Христу этот вопрос, конечно, – не для того, чтобы от Него научиться: «они ожидали, что Спаситель поправит заповедь Божию, назвав Себя Самого Богом, и этим подаст им случай обвинить Его в богохульстве, а потому и предложили вопрос» (свт. Иоанн Златоуст). Господь видел намерения вопрошающих, видел, что они совсем забыли о любви, которая есть душа всех заповедей, знал, что вопрошающие истаивают от злобы и зависти, и потому прямо указал им на то, что ими забыто.

ИИСУС СКАЗАЛ ЕМУ, а в лице вопрошавшего законника и всем стоявшим за ним фарисеям: Сам Бог сказал через Моисея: слыши, Израиль! Господь Бог твой есть Господь единый, и потому прежде всего и более всего ВОЗЛЮБИ ГОСПОДА БОГА ТВОЕГО ВСЕМ СЕРДЦЕМ ТВОИМ, всеми чувствами твоими со всей их крепостью, И ВСЕЮ ДУШЕЮ ТВОЕЮ, всем существом твоим, И ВСЕМ РАЗУМЕНИЕМ ТВОИМ: СИЯ ЕСТЬ ПЕРВАЯ И НАИБОЛЬШАЯ ЗАПОВЕДЬ, первая не по порядку времени, ибо все заповеди Божии даны в одно время, но первая потому, что служит основанием всех других заповедей: без нее нельзя совершить ни одной добродетели, Богу угодной. Человек создан для того, чтобы любить Бога превыше всего, а потому и любить Его должно любовью высшей, беззаветной. Когда все сердце твое, вся душа твоя, все помышление твое будет посвящено Богу, тогда всякое желание твое будет добродетельно, всякое помышление – непорочно, всякое рассуждение свято. Любовь к Богу должна царствовать над всем, что есть в душе человека, занимать его собой ежечасно, ежеминутно. Всякое доброе дело только тогда и будет вполне Богу приятно, когда оно согрето любовью, идущей из самой глубины нашего духа, нашего сердца. Но из нее же, из любви к Богу, как из своего источника, вытекает и любовь к ближнему: ВТОРАЯ ЖЕ заповедь ПОДОБНАЯ ЕЙ, первой заповеди: ВОЗЛЮБИ БЛИЖНЕГО ТВОЕГО, КАК САМОГО СЕБЯ; делай ему всякое, какое можешь, добро, как себе самому, не делай и не желай ему никакого зла, как не желаешь зла себе самому. Сколько стараешься и заботишься о себе самом, столько же старайся и заботься и о ближнем твоем. Иной заповеди, большей этих, нет. НА СИХ ДВУХ ЗАПОВЕДЯХ УТВЕРЖДАЕТСЯ ВЕСЬ ЗАКОН И ПРОРОКИ. Эти две заповеди держат на себе, как на прочном, вечном основании, заключают в себе весь Ветхий Завет, весь Закон и всех пророков; в них сущность всего Ветхого Завета, сущность всего, что говорили и чего требовали Моисей и все пророки. «Все Божии законы, заповеди, повеления, советы проистекают из любви, как вода из источника: любовь есть мать всех заповедей Божиих. Люби Бога и ближнего, и никакое искушение не подвигнет тебя с основания добродетели. Бог хочет, чтобы ты возлюбил Его, ибо в любви к Нему – твое счастье, твое земное благополучие, мир души, радость и вечное блаженство. Он хочет, чтобы ты любил Его от всего сердца твоего, от всей души твоей, от всего помышления твоего, и трижды повторяя это слово: от всего, Он хочет показать тебе, что это – праведно, это полезно, это необходимо. Если отдашь, посвятишь Богу только часть души твоей, помышлений твоих, сердца твоего, а другую часть отдашь миру, тогда в ту часть, не посвященную Богу, вселятся злые помыслы, вселится похоть плотская, вселится грех, который осквернит и растлит и ту часть, которая Богу посвящена.

Источник

Толкование Евангелия на каждый день года.
13 февраля

Тогда приступил к Иисусу один из книжников, слыша прения саддукеев с Ним, и видя, что Иисус хорошо им отвечал, подошел и спросил Его: какая первая из всех заповедей? Иисус отвечал ему: первая из всех заповедей: слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, — вот первая заповедь! Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет. Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его; и любить Его всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв. Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия. После того никто уже не смел спрашивать Его. Продолжая учить в храме, Иисус говорил: как говорят книжники, что Христос есть Сын Давидов? Ибо сам Давид сказал Духом Святым: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. Итак, сам Давид называет Его Господом: как же Он Сын ему? И множество народа слушало Его с услаждением.

Читайте также:  Во сне целоваться с женщиной коллегой

Один из книжников спрашивает Господа: «Какая первая из всех заповедей?» Он не имеет в виду, какая первая по порядку, но первая по значению. Не то, что какая-то заповедь Божия может быть умалена, но есть наиболее важные среди них, а о некоторых можно сказать: «Они больше всех».

Господь дает прямой ответ на его вопрошание. Тех, кто искренне хочет научиться духовной жизни, Христос вразумляет и наставляет на Свой путь. Господь говорит ему, что самая главная заповедь, включающая в себя все остальные, — заповедь о любви к Богу. Там, где она действительно занимает первое место в душе, — расположение ко всякому добру. Любовь к Богу — благодать, которая может открыться всякой без исключения душе. Где нет этой любви, не может быть ничего подлинно доброго. И где она есть, никакая иная заповедь не будет тяжелой.

В Евангелии от Матфея Спаситель предваряет ее великой истиной, на которой она зиждется: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть» (Втор. 6, 4). Кто твердо верует этому, тот возлюбит Бога всем сердцем. Если Бог един, то и наши сердца должны быть едины с Ним, и если нет, кроме Него, Бога иного, никто иной не может быть допущен на престол нашего сердца.

Вторая великая заповедь: «Возлюби ближнего как самого себя». И мы должны засвидетельствовать ее пожеланием и деланием по отношению к другому всего, чего желаем и делаем по отношению к себе. Мы должны любить Бога больше себя, а ближнего как самих себя, потому что он одного естества с нами, а если он христианин, принадлежащий к той же Церкви, что и мы, наши узы должны быть крепче. Не один ли Бог создал нас? Не один ли Бог искупил нас? Поистине хорошо, истину сказал Христос, что иной больше сих заповедей нет. Ибо в этих заповедях — исполнение всего Закона, и если в нас есть решимость быть послушными им, всякое другое наше послушание Богу последует само собой.

Ответ Господа вызывает полное одобрение и восхищение у книжника, по всей видимости, благоговейного знатока Писаний. Он повторяет почти слово в слово то, что сказал Господь. Слово «всем» повторяется снова и снова. Это «все» любви. Любовь требует полноты дара. Господь хочет, чтобы мы узнали Его как Он есть, отдающим Себя до пролития крови, чтобы мы были с Ним. Все наши способности должны быть посвящены служению этой любви. Христос сказал: «Любить Бога и ближнего — больше сих заповедей нет». «Да, — говорит Учитель Закона, — это больше всех всесожжений и жертв приятно Богу». Много было в Израиле таких, кто утверждал, что закон жертв был величайшей заповедью. А этот книжник с готовностью согласился с нашим Спасителем, что закон любви к Богу и ближнему больше всех жертв и даже всесожжений.

«Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия». Для тех, кто достойно употребляет данный им от Бога свет, есть надежда на лучшее. Мы не знаем, что стало с этим книжником, но хочется верить, что он последовал за Христом. А если нет, мы не должны этому удивляться, потому что многие среди тех, кто недалеко от Царствия Божия, никогда не достигают его. Но вопрос всегда остается один: что является центром моей жизни — я или Бог и другие? «После того никто уже не смел спрашивать Его». Кто-то стыдился, кто-то боялся, но всем было ясно — время богословских споров закончилось.

И далее Господь говорит о том, как может человек узнать, чему он должен поклоняться. Он спрашивает богословов, книжников, первосвященников, которые всю жизнь посвящают Богу, изучению Писания. Спрашивает их о Мессии, о Христе, чей Он Сын. Они отвечают: Давидов. Как же — говорит Господь — Давид называет Его Господом, говоря Духом Святым: «Рече Господь Господеви Моему: седи одесную Мене дондеже положу враги подножие ногама Твоима» (Пс. 109, 1). Как он называет Его Господом, если Он Сын ему? Никто не мог ничего ответить, потому что одно с другим никак не соединяется. Это выше всякого человеческого понятия: или Он Сын, или Он Господь.

Господь говорит, что можно узнать о Христе все, исследовать все Писания, изучить всю Священную историю. Но узнать, что это Христос, Сын Божий можно не плотью и кровью, а только Духом Святым, когда Отец Небесный откроет эту тайну (Мф. 16, 17). Ибо эта тайна познается не каким-то внешним знанием, а только любовью. Любовь, о которой говорит Христос в начале этого Евангелия, есть путь познания Господа. И всякий другой способ есть способ ложный. Всякое познание в духовной области совершается только любовью. Мы можем познавать другого человека, понимать его, видеть его только любовью. Мы можем познавать народ, видеть его, понимать его только тогда, когда мы его любим. Тем более это относится к Самому Богу.

Всякое другое познание может быть настолько ложным, что те, кто как будто бы все знали о Мессии и все законы соблюдали, — отвергли Его и приговорили к смерти. В них не было любви к Богу и к человеку, они были под властью диавола. Весь род человеческий находится под властью диавола после отпадения от Бога.

Где же взять эту любовь? Блаженный Августин говорит, что любовь — это начало и середина, и конец всего. Она не только увенчание всего, не только печать совершенства, но и начало — она сопутствует нам постоянно. Мы не веровали бы в Бога, если бы не любили Его. Мы любим Его, и для нас дороже всего на свете то, что Господь говорит. То, что Он предлагает, не сравнится ни с каким другим знанием.

Источник

Заповедь «Возлюби ближнего своего»

Под словами «заповеди Божьи» чаще всего принято понимать Моисеевы заповеди. Они, безусловно, очень важны для духовной жизни православного христианина, но мы должны помнить, что в Новом Завете также существуют заповеди, данные нам Самим Господом Иисусом Христом. И сегодня поговорим о необходимости любить своих ближних по слову Господню. Что это значит и можно ли любить всех?

Что говорит Священное Писание

Во время проповедей Христа к нему приходило множество людей с вопросами о сути веры. Некоторые спрашивали, чтобы действительно понять и разобраться, другие пытались отыскать в словах Иисуса несоответствие иудейскому вероучению, чтобы обвинить Его в ереси.

Читайте также:  К чему во сне ходить по рыбе

Так, для подобного испытания однажды подошел к Иисусу человек, внимательно изучавший иудейские законы, и спросил Христа, какое самое основное правило веры?

Христос ответил ему, что главное — взрастить в своем сердце полную и нераздельную любовь к Господу Богу. Это основная и самая большая заповедь. Следом за ней Христос заповедал любить своих ближних не меньше, нежели себя. Именно на этих двух столпах, по словам Самого Христа, держится вся вера в Бога.

Что это означает? Это означает, что все пророки, все законы веры в конечном счете приводят нас к одному: к учению о любви. Почему именно это правило так важно и так высоко ценится?

Важно! Если человек сможет стяжать в себе подобную любовь, он сможет выполнять и все остальные заповеди, оставленные нам Господом.

Кто такой ближний? Притча о милосердном самарянине

Но как же понять, кто является моим ближним? Ежедневно нас окружает большое количество людей — и родственники, и друзья, и знакомые, и просто случайные посторонние люди. Кого из них мы должны любить? Ответ снова нам дает Еванеглие в притче о милосердном самарянине (Лк. 10:25-37).

Некий странник шел по дороге, и на него напали разбойники. Они избили его, ограбили, раздели и бросили несчастного умирать на обочине. Мимо проходили люди — и священники, и левиты, и другие путники, но никто не остановился и не помог страждущему.

Но по тому же пути шел один самарянин, он увидел окровавленного человека и сжалился над ним. Он омыл его раны, погрузил на своего осла, отвез в ближайшую гостиницу и, заплатив хозяину, попросил позаботиться о несчастном. Более того, он пообещал на обратном пути возместить все затраты, которые понесет хозяин гостиницы сверх уплаченного.

Кто же оказался ближним раненому человеку? Очевидно, что тот, кто оказал ему милосердие и не бросил умирать на обочине. «Иди и поступай так же» сказал Христос.

Особо примечательно в этой притче то, что самаряне во время земной жизни Христа находились во вражде с иудеями и не могли с ними иметь никакого общения. Иудеи глубоко презирали самарян, считали их хуже язычников, позором было не только общаться с ними, но даже испить воды из одного сосуда.

Тем не менее избитому страннику не помог ни родственный по вере иудейский священник, ни левит. А только самарянин, который знал об отношении к себе иудеев, но отбросил все мысли о вражде перед лицом страждущего человека.

Этой притчей Христос показывает нам всю суть милосердия — его можно и нужно проявлять к любому человеку вне национальности, религии или других различий.

Важно! Именно проявление милости, сострадания, готовность прийти на помощь в трудную минуту и является основой той любви к ближнему, которую заповедал нам Иисус Христос.

О любви к себе

Христос, говоря о ближнем, предлагал нам любить его, как самого себя. Получается, что хорошее отношение к другим людям невозможно, пока мы не научились правильно относиться к себе самому. В современном сознании любовь к себе подразумевает вседозволенность, потакание страстям, максимальный комфорт и удовольствия. О таком ли отношении к себе говорит Христос? Очевидно, что нет.

Христианская любовь к себе предполагает, прежде всего, заботу о спасении своей души. Человек, бережно и внимательно относящийся к себе, врачует свою душу покаянием, борется со страстями, стремиться к Богу. По мере духовного роста ему открывается радость и счастье пребывания с Богом, которая даже близко несравнима с мирскими удовольствиями и благами.

В таком отношении к себе самому нет места потаканию страстям, которые ведут душу к погибели и доставляют мучения уже тут, в земной жизни. Стоит только посмотреть на людей, подверженных какой-либо зависимости — алкогольной, наркотической, игровой — можно ли их назвать счастливыми людьми? Конечно же, нет. Подобным образом нас делают несчастными и все остальные страсти — и гордость, и лень, и чрезмерная тяга к деньгам, и зависть. Просто эти грехи не столь заметны для окружающих, то терзают душу человека не меньше.

А что на практике

Как часто бывает, о духовных вещах проще рассказывать, чем делать. Как в реальной жизни любить ближнего? А если этот ближний — сосед по лестничной клетке, алкоголик и дебошир? Его тоже нужно любить? А бомжа у подъезда, собирающего бутылки и разговаривающего матом — тоже?

Нужно понимать, что любовь — это далеко не всегда то приятное чувство в душе, которое мы испытываем, например, к мужу или детям. В христианском понимании любовь — это всегда жертва, это труд во имя чьего-то блага. Конечно, мы не можем испытывать положительных эмоций по отношению к «антисоциальным элементам общества», как принято их называть. Но мы можем накормить нищего, купить лекарство соседу, принести продукты из магазина для немощной старушки. И это тоже будет проявлением любви.

Святые отцы учат нас, что если мы будем понуждать себя на добрые дела, даже если совсем не хочется, а объект этого доброго дела вызывает только лишь отвращение — со временем в нашем сердце начнет появляться та самая Христова любовь ко всем людям.

Ведь перед лицом Бога мы, внешне успешные и благополучные люди, часто бываем ничем не лучше опустившихся преступников. У них свои грехи, у нас — свои. И чем, к примеру, алкогольная зависимость лучше, чем непомерная гордыня, жадность, тщеславие, которых полно в современном успешном обществе? Но Господь одинаково любит всех и каждого, и каждому человеку желает спасения. И мы не можем и не должны судить, почему сегодня тот или иной человек оказался в сложной ситуации хотя бы потому, что завтра на его месте можем быть мы сами.

Задача православного христианина — быть небезразличным. Безразличие к окружающим, сосредоточенность только на себе, своих желаниях и потребностях — это бич современного общества. Люди настолько поглощены обустройством своего личного комфорта, что предпочитают просто не замечать, игнорировать, намеренно исключать из поля своего внимания всё и всех, кто этому комфорту мешает.

Но в кого мы превращаемся с таким мышлением? Да в того самого иудейского священника и левита, которые увидели окровавленного путника на обочине дороги и прошли мимо. Они предпочли собственный комфорт помощи ближнему. Православный христианин призван всегда быть внимательным к тем, кто его окружает. И если любой другой человек требует помощи — ее нужно оказать.

Важно! Помощь ближнему и любовь к нему вовсе не предполагает потакание страстям и слабостям. Покормить нищего можно и нужно, но давать ему деньги, которые он потратит на выпивку, не стоит. Христианское мировоззрение не исключает критического мышления и здравомыслия.

Сейчас много где можно встретить фразу, что любовь — это глагол. Это действительно так, ведь если мы понуждаем себя делать дела любви, мы взращиваем ее в своем сердце. Это всегда сложный путь, требующий мужества, но именно он ведет душу человека ко Христу.

Источник

Поделиться с друзьями
Полезные советы на каждый день