Война в абхазии сны о войне

Война началась как то внезапно, неуклюже и непонятно откуда и зачем.

По телевизору абхазы объявляли всеобщую мобилизацию, наше телевидение сообщало что войска зашли для контроля железной дороги и не имели никаких других задач. Я перезвонил своим однокласникам, которые жили в том районе, как грузинам так и абхазам, они все были в панике и ничего толково не могли объяснить.

По дороге мотались машины скорой помощи, врачи вошли в аптеку около нашего дома, взяли системы для переливания крови, бинты и шприцы. Население стояло на дороге в ожидании какой либо информации.

Этого времени абхазам хватило для усиления позиций.
Около 14 средней школы на турбазе Челюскинцев БРДМ абхазского полка ВВ при поддержке взвода абхазских гвардейцев занял оборону. Часть гвардейцев засели на вернем этаже 14 школы. Чуть в глубину оборны, около Красного моста, абхазы привели Камаз полный автоматами, и высыпали их прямо на асфальт. Любой желающий мог взять его, но каждый кто брал сразу был отправлен на «фронт». Так много вообще невинных людей оказались в зоне боев и получили и ранения, или вообще погибли. С учетом того, что был курортный сезон, среди таких людей было много приезжих.

В городе курортников началась паника, люди в спешке собирали вещи и уезжали.
Политики и военные вели интенсивные переговоры о прекращении огня. Россиийские военные выступали «посредниками». Они «убедили» абхазов в том, что надо пропустить грузинские войска.

Ночь второго дня остановила бои на этом рубеже. После долгих переговоров удалось уговорить абхазов вывести свои формирования из города.
Когда грузинские войска (хотя эти формирования мало были похожи на настоящие войска) вошли в город, им предстала тяжелая картина. Банк был разграблены отходящими абхазскими гвардейцами, весь таксопарк и часть машин личного парка населения были угнаны.

3-4 дня продолжался этот хаос.

В конце концов военной полиции удалось переломить обстановку в городе, и массовые грабежи прекратились. Однако после этого поддержки негрузинского населения ожидать не приходилось. Несмотря на все последующие гуманитарные акции они так и не будут положительно настроены к грузинскому правительству.

Начав войну с одного БМП и 2 БТРов, через месяц абхазские формирования обладали десятками единиц бронетехники, авиацией и флотом.
Все это было сосредоточено на западе, в районе Пицунды и было направлено на взятие города Гагра, который блокировал свободный выход абхазов в Россию.

3 сентября 1992 года Ельцин, Шеварднадзе и Ардзинба подписали соглашение о выводе войск из зоны конфликта (не в первый и не в последний раз). Само собой абхазы его выполнять не собирались. Грузины же вывели большую часть тяжелой техники из Гагры и Сухуми.

Большинство оставшегося в Гагре грузинского населения, которое не успело покинуть город, было убито в своих домах, или по пути на границу с Россией. Там было убито порядка от 500 до 1000 человек

После взятия Гагры абхазы получили прямую дорогу на Россию, которая заработала в усиленном режиме: из Абхазии в Россию фурами вывозили награбленное добро, вынесенное из домов грузин, взамен в Абхазию эшелонами шло оружие: танки, БМП, БТРы, «Грады», артиллериские системы и комплексы, зенитные орудия и ракеты, а также боеприпасы ко всему этому. Из России автобусами завозили наемников, которых наскорую руку обучали российские военные инструкторы. Каждому наемнику после победы обещали дом грузина. Среди наемников было много бывших или действующих кадровых военных.

Постепенно люди обозлялись все сильнее и мирных выходов из этой ситуции становилось все меньше. После того, как наши рядом с Ткварчели сбили вертолет с командующим спецназа Абхазии, ситуации обострилась до предела, т.к. оказалось что в этом вертолете летли беженцы, в том числе женщины и дети. Это очень повлияло на абхазов, потому что много семей потеряло близких в этой катастрофе. Их идеологическая система раскрутила этот сам по себе страшный факт до огромных пределов. Надо признать, наше командование не имело представления что в вертолете находятся дети, у них была информация только о Анцупове, и они дали приказ об уничтожении вертолета с этим бандитом. Но итог был плачевен: около 40 детей погибли, за что лично я приношу извинения и соболезную их родителям, хотя эти слова врядли могут помочь делу. Во время войны мы вообще не имели информации об этой трагедии, мы знали только, что был сбит вертолет с боевиками, а абхазы пытаются представить их как беженцев.

Вместе с бомбежкой городских кварталов Сухуми, абхазы разбомбили нашу передовую. Артобстрел был настолько мощный, что те грузинские солдаты, которые выжили после него, начали отступать. Не все, конечно. Были примеры, когда грузины сутки держали круговую оборону, так и не пропустив абхазов на свои позиции, но это были единичные случаи.

Огнем наших гаубиц Д-30, 100мм пушек и Градов были уничтожены задние ряды наступающих абхазов, что внесло панику. Часть абхазских боевиков начала отступать, их передовые части были атакованы нашими грузинскими войсками, начался чуть ли не штыковой бой. Трудно было отличить кто твой, кто чужой, наши на правую руку надевали бинтовую повязку, чтоб отличить друг друга. Абхазы отчаяно отстреливались, однако когда они начали бежать их дело было кончено. Отступающие, при потытке перейти вброд Гумисту, уничтожались артелиристким огнем. Десантные корабли, которые пытались причалится в районе Агудзеры были потоплены, что поставило окончательную точку в сражении, которое длилось 3 дня. С грузинской стороны погибло около 150 бойцов и 40 мирных жителей, потери же абхазов составили около 800 человек, около половины из них были русскими, как кадровыми военными, так и простыми наемниками. Около сотни абхазских боевиков были взяты в плен, в последствии их обменяли на наших грузин, которые томились в концлагере в Гудауте.

Читайте также:  К чему во сне вытряхивать мусор

Этот штурм запомнился так же активной воздушной поддержкой абхазских формирований российскими штурмовиками. Они бомбили наши позиции, нашу артиллерию, наши дома и скопления людей. При этом министр обороны Павел Грачев цинично утверждал, что это грузины сами перекрасили свои самолеты, нарисовали красные кресты и сами бомбят свой город. Однако прямо на следующий день Павел Грачев подавился своими словами.

И на следующее утро включаем телевизор (на аккумуляторах, света в городе не было) и слышим: российские СМИ передают что наше ПВО сбило Су-27 ВВС РФ. Пилот погиб. Наши все вранули на поиски. Оказалось он так довыперивался, впечатался в гору на всей скорости, когда крутился над одним селом около Сухуми. Россия не упустила момент обвинить нас в сбивании своего самолета, но международная комиссия доказала, что самолет не был сбит с земли, а у него под крыльями были боевые бомбы, которые он не имел права иметь. Пилота передали абхазской стороне, и они похоронили его как героя где то в Гудауте.

После разгрома абхазских соединений под Сухуми в середине марта 1993 года на разделяющей реке Гумисте воцарилась тишина, можно сказать гробовая тишина. Абхазы потеряв тысячи человек, не могли продолжать военные действия и взывали о перемирии. Грузины поддались на это, тем самым дав возможность противнику собратся с силами. В Сухуми вовсю шла весна, деревья распустили листья и цветы, прикрыв свои стволы, израненые российскими снарядами, выпущенными абхазами по мирному городу.

Школы продолжали работу, и казалось что мир возможен и близок. Но это было не так.

Абхазы, после поражения, не могли большими силами атаковать Сухуми и они решили просто разрушить город. В середине апреля начались сильнейшие бомбежки города.

14 апреля. Первая крупная бомбежка города после марта произошла в день грузинского языка, который впервые отмечали в Грузии. В этот день в 1978 году население Грузии вышло на улицы с протестом против руководства СССР, которое пыталось исключить из Конституции ГрССР статью о государственном статусе грузинского языка. Руководство СССР пошло на попятную и поэтому 14 апреля в независимой Грузии был объявлен Днем Грузинского языка. И абхазы отметили этот день бомбежкой центра города. Артобстрелу подвергся порт Сухуми, район магазина Черноморец. Погибли несколько человек, раненых было около десятка. По нашему ТВ показали кадры, где спратавшийся в подъезде дома оператор снимает район обстрела, видно как бегут и падают люди. Было просто ужасно.

После этого были единичные обстрелы, которые были расчитаны на накаление обстановки в Сухуми. После одной из них, наш председатель Совмина Тамаз Надарейшвили сделал заявление, которое было расчитано на абхазскую сторону, но имело абсолютно противоположный эффект. Он заявил, что если повторится бомбежка Сухуми, он даст приказ на бомбежку Гудауты нашими самолетами.

1 мая. Первого мая абхазы устроили бомбежку самого центра города ракетами НУРС. Около сотни ракет было выпущено по филармонии Сухуми, они разоравлись на улице Пушкина, разрушив десятки домов, повредив здение филармонии и женской консультации, убив около десяти человек. Ракеты попали в проезжавшую машину Камаз, в которой ехали колхозники из одного из сел под Сухуми. Машина загорелась и люди сгорели внутри. Потом показывали кадры, как их обугленные тела доставали из кабины. После этого обстрела наши подняли пару Су-25 и дали приказ на бомбежку штаба абхазских соединений в Гудаута. Российские пилоты только этого и ждали. Над Гудаутой уже кружились пара Су-27 ВВС России, которые атаковали наши штурмовики, шедших без прикрытия истребителей. Один из грузинских Су-25 принял атаку на себя, дав возможность второму Су-25 уйти. Первый Су-25 был сбит, летчик катапультировался и был взят в плен. В последствии его обменяли на абхазских пленных.

13 мая. В этот день мы как обычно сидели дома и услышали как вдалеке стреляет Град (надо сказать, что в городе всегда было слышно, как на абхазской стороне стреляют Грады, т.к. расстояние было небольшое. Это давало возможность спрятатся, но город был большой, никто не знал, какую часть его будут бомбить). И тут послышался знакомый шелест, это над нами пролетели снаряды Града. Мы побежали в подвал, вокруг нас раздавались взрывы. Стекла вылетели, в крышу попали осколки. После того, как все стихло мы вышли на улицу и услышали крики женщин. Вся дорога была утыкана разорвашимися ракетами Града (они после взрыва втыткались в землю и там застревали). Наш сосед, мальчик 15 лет, армянин по национальности, не успел убежать и был ранен. Осколок перебил артерию в районе бедра и парень истекал кровью. Его срочно отвезли в больницу, но спасти не смогли.

После этого обстрела было подписано очередное соглашение о перемирии, которое так и не было выполнено. Они в очередной раз дало возможность абхазам собрать силы для атаки. Она не заставила себя ждать.

Очередной раз абхазы нарушили перемирие, и очередной раз их жертвами стали мирные люди. Но это было не все. Это было прелюдией к штурму села Шрома. Но об этом позже.

Источник

СНЫ О ВОЙНЕ: Последний штурм Сухуми. 16-27 сентбяря 1993

Постепенно и в самом Сухуми началась паника, ведь очень много людей вернулось во время перемирия. Сами грузинские бойцы были связаны по рукам и ногам тем, что их жены и дети находились в Сухуми и им приходилось думать о том, как их вывезти из осажденного города.

Читайте также:  Живой человек уходит с покойником во сне

Надо признать, что наш район на ул.Чанба практически не бомбили, в отличие от предыдущих военных действий, т.к. мы оказались почти на линии фронта, а «Грады» утюжили тыл грузин, центральные кварталы города.

Этот отряд бросили на защиту с. Яштуха, но неподготовленные к боям полицейские долго не смогли удерживать этот рубеж. На следующий день один из них, с раненным товарищем оказались у моего соседа, своего родственника. Они рассказали тяжелую правду:

Выведенные из Сухуми войска находились в Поти, в Сухуми они не могли попасть, т.к. дорогу им преграждали «звиадисты», в тот момент союзники абхазов. Сотни единиц техники и тысячи оенных не могли прийти на помощь Сухуми. Часть войск, расположенных в Очамчирском районе, не могли двигатся потому что в с. Ахалдаба абхазцы взяли в заложники около 300 человек, в основном женщин и детей, заявили что если грузинская техиника приблизится в Кодорскому мосту, то их убьют.

У защитников Сухуми боеприпасы были на исходе, радиосвязи практически не было, госпиталь из республиканской больницы перенесли в пос. Агудзера, что осложняло доставку раненных, но несмотря ни на что они продолжали упорное сопротивление превосходящим силам противника, защищая свои семьи

На полях сражений же продолжались кровопролитные бои. Защитники Сухуми мужественно отбивали атаки абхаазских формирований, однако их силы иссякали. Кончались и боеприпасы. Потери среди грузинских военных и ополченцев составляли не менее 40% от общего их числа. Перенос госпиталя из Республиканской больницы в Новом Районе в Агудзеру повлек за собой отток сражающихся с линии фронта. Из-за отсутствия медицинской службы раненных в госпиталь увозили друзья, т.е. на каждого раненного приходилось 4 здоровых, покинувших хоть и временно свои позиции.

Сирена воздушной тревоги, которую во время войны включали, когда на позиции выходили абхазские «Грады», готовившие бомбежку Сухуми, щас же эта сирена работала почти без перерыва. Любой, услышавший ее звук хоть раз в жизни, никогда его не забудет. Даже далеко от центра города, у нас, мы ее слышали. и от этого звука мурашки по коже бежали. Ежеминутные бомбежки заставляли население покидать дома и бежать на восток, подальше от смерти. Но даже там не было спасения. Выхода из города не было.

22 сентября. Сбитый Ту-154
22 сентября 1993 года ознаменовалось еще одним террористическим актом абхазских сепаратистов против пассажирских самолетов. Самолет Ту-154 грузинской авиакомпании Орби летевший из Тбилиси в Сухуми был сбит ракетой ПЗРК с того же катера, который за день до этого сбил российский Ту-134. На этот Ту-154 была наша последняя надежда, на нем в Сухуми летели 120 полицейских из тбилисской полицейской академии, а также врачи. Однако когда самолет заходил на посадку, и шел на небольшой высоте, по нему выстрелили из ПЗРК. Ракета попала в двигатель, самолет завалился на крыло. Пилоты сделали все что было в их силах, выровняли самолет, подняли нос, «тушка» нормально зашла на полосу, но в последний момент самолет накренился, ударился об землю, проехав по полосе несколько метров, перекувырнкулся, разломившишь на несколько частей. Из лопнувших баков брызнуло горючее и самолет вспыхнул алым пламенем. В огне погибли все, кто не находился в носовой части. В живых остались несколько человек. Все это произошло на глазах моего отца, пытавшегося найти выход из Сухуми. Он вернулся в город и рассказал нам о произошедшем..

Это была страшная трагедия. Бойцы пожарной команды пытались потушить самолет, но в баках было много керосина, т.к. горючее брали на туда-обратно. Но самое страшное было дальше. Надо было разобрать обломки и вытащить тела погибших. Многие не смогли даже на это смотреть, и даже находится рядом. Паралельно с запахом бензина в воздухе видал запах жаренного человеческого мяса.

Кроме потери людей, это был знак что на покидание Сухуми на самолете нельзя было расчитывать. Люди бросились к морю, с надеждой смотря в сторону востока. Но в бухте только качались на волнах абхазские катера, один из которых сбил 2 пассажирских самолета.

В эти дня я впервые начал молится Богу. Каждый вечер перед сном я просил Бога дать силы нам, защитить мою семью, моих близких, мой город.

И наша семья выжила


Кольцо же окружения вокруг Сухуми сужалось с каждым днем. Подкрепление, обещанное грузинским правительством так и не приходило, несмотря на то, что оно находилось очень близко, в Очамчирском районе, но там их удерживали абхазские партизаны, у которых в руках находились грузинские заложники. Без этой помощи в уличных боях иссякали силы защитников Сухуми, они оставляли район за районом, село за селом. Из-за отсутсвия радиосвязи батальоны отступали не предупредив соседей, что приводило к окружению некоторых батальонов. Едиственная гаубица Д-30 никак не могла внести перевес в сложившуюся ситуацию.

Вы видимо никогда не слышали с каким звуком летит «Град»? у него какой то шелестящий звук, когда абхазские «грады» пролетали над нами, мы с ужасом вслушивались, надеясь что он не перерастет в свист, т.к. это означало бы что он упадет рядом. Но бомбили намного дальше нас. Несмотря на близость фронта, мы не уходили из дома, т.к. все же надеялись, что все уладится. Сегодня я с ужасом вспоминаю, как мы решились оставатся в такой ситуации. Сегодня я бы на такое не пошел бы. Мы же ушли из дома только через 2 дня, 25 сентября 1993 года

Читайте также:  Друг во сне не узнал меня

25 сентября. Как я встретился с группой «Альфа»
Но 25 сентября все еще были живы и полны надежд и энергии, они говорили что в 2 часах езды от р. Кодори стоят грузинские войска и готовы прийти на помощь Сухуми. Они сказали, что вот вот должны войти миротворцы, и все закончится. Все это оказалось мифом. Последную ночь в Сухуми мы провели у моей тети, рядом с Домом Правительства. Я ни на минуту не сомкнул глаз, все слушивался в перестрелку, которая то стихала, то опять разгоралась где то вдалеке.

Во вчерашнем посте о последнем дне дома я специально не рассказал о своей встрече с группой «А», иначе «Альфа», выделив это в отдельный пост. Когда мы прятались под флигелевой аркой Дома Правительства в Сухуми, вдруг к нам в арку заехал ГАЗ-66, откуда стали выпригивать крепко сложенные бойцы, одетые в российскую комуфляжную форму. Многие были в масках, они быстро распределились по окнам Дома правительства и крышам его флигелей. Многие из этих ребят имели пулеметы и снайперские винтовки. Это была охрана Шеварднадзе, он собирался прийти на совещаение в Дом Правительства. Конечно было удивительно видеть славянские лица в охране президента Грузии, но больше всего меня удивило вооружение и выправка прибывших. Такого я в нашей армии не видел. Тогда я подумал, вот бы один батальон этих ребят, и не только Сухуми спасем, но и всю Абхазию вернем.

Группа «Альфа» как всегда показала высокий профессионализм.

Город, который я увидел, я запомнил на всю жизнь. Клянусь, когда я вспоминаю Сухуми я вижу то что я опишу щас. Выехав из Дома Правительства, мы проехали по ул. Фрунзе и вывернули на просп. Чавчавадзе. Водитель вдруг сразу тормознул на углу. На пересечении просп. Ленина и Чавчавадзе, в углу кинотеатра «Комсомолец» стояла разбитая снарядом белая «девятка», из двери машины вывалилось тело водителя. Не долго думая наш водитель поехал вниз по ул. Фрунзе. По всей дороге паралельно нам кто как мог бежали люди, у кого то на руках были дети, кто то нес чемоданы, кто то на тачке вез свой скарб, кто впереди себя толкал детскую коляску. По ул. Лакоба мы пронеслись до детской поликлиники, там свернули на набережную и мимо Спартака выскочили на Красный мост. Все улицы были засыпаны битым кирпичем и стеклом, порванные провода валялись на асфальте, вырванные взрывами цинковые шифера висели на ветках деревьев. Вот таким мне запомнился Сухуми.

Когда мы доехали до Келасурского моста, друг моего отца извинился, что не везет нас до Агудзер, развернулся и уехал назад. Мы же пошли пешком в Агудзеры. Было очень жарко, и трудно было идти. мы шли, и не знали куда потом пойдем, т.к. все дороги из Сухуми были заблокированны. Мы шли и надеялись на чудо. Мимо нас проезжали на большой скорости машины, увозя сухумчан вдаль от города. Когда мы поднимались на пригорок после Мерхеульского моста, мимо нас с трудом поднималась «Toyota», в машине находился тяжелораненный грузинский боец. Он лежал на заднем сидении, ноги были высунуты в окно. На подъеме у машины застучал мотор и она встала. Друзья раненного остановили первую же машину и попросили ее, чтоб раненного довезли до госпиталя. Рененного в живот грузина перенесли в другую машину и она скрылась вдали.

Вскоре мы пришли в Агудзеру. Поселек, в котором раньше жило 5 000 человек, был переполнен, там находилось не меньше 30-50 тысяч человек, треть населения Сухуми. У моей тети в квартире уже остановилась семья ее подружки. Оставив своих дома я пошел в госпиталь, т.к. мне сказали что оттуда в Сухуми пойдет госпитальный автобус. Я решил попытатся вывезти своих дедушку и бабушку, и постаратся забрать некоторые наши вещи. Лучше бы я не пошел бы в этог госпиталь. Такого ужаса я не видел в жизни: морг был забит и сотни погибших лежали вдоль стены госпиталя в тени, накрытые простынями или целофаном. Видны были только ноги, часть была в обуви, тех кого не довезли до госпиталя, некоторые в носках, это те которых положили на операционный стол и но не успели спасти, некоторые были без носков, это те которых прооперировали но не смогли спасти, на некоторых были гиспы. Это было ужасное зрелище, я не мог оторвать глаз от них. Рядом с некоторыми сидели друзья и плакали. Я сам чуть не плакал. Я попросил водителя автобуса подвезти меня в город, он сказал: «сынок, город почти взят, я еду и не знаю, вернусь оттуда живим или нет. Иди лучше к своим»

На следующий день мы покинули Абхазию

Последний день Сухуми.
Как сегодня помню последний день Сухуми.
Утром мы проснулись с надеждой, что помощь придет, ночью мы слышали лязг гусениц, со стороны Кодори на помощь осажденному городу шла подмога, но это было мало. Реку перешли только 2 танк, один «Град» и около 300 грузинских гвардейцев, и это не могло внести перелом в ход битвы.

в это время в Сухуми ракрылись врата ада

Вот так 27 сентября 1993 года закончилась самая позорная и братоубиственная в истории Грузии, унесшая жизни 3 тысяч абхазов и 12 тысяч грузин.

Весь фотоальбом той войны тут

Источник

Поделиться с друзьями
Полезные советы на каждый день