Город туманов и снов встает предо мною

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

Серии

Форум

Соловьева Поликсена Сергеевна

Книга «Из сборника «Иней»»

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

Город туманов и снов

С громадой неясною

Отраженных холодной Невою.

Жизнь торопливо бредет

Здесь к цели незримой.

Я узнаю тебя с прежней тоской,

Неласковый город любимый!

Ты меня мучишь, как сон,

Ночь, но мерцает зарей небосклон.

Вечер сумрачен и страшен,

Ночь беззвездная близка.

Как уступы тяжких башен,

Гулок моря шум усталый.

Там, над сизою горой,

Словно кровью темно-алой,

Воздух зыблется сырой.

Все слышней во мраке зорком

Чьи-то вздохи и слoва;

Дыбом встала над пригорком

В страхе черная трава.

Я иду прибрежьем голым,

Светлый отдых так далек,

Леденит стопы тяжелым,

Мертвым холодом песок.

И к померкнувшим долинам

Неотвязно, вслед за мной,

С тихим шорохом змеиным

Ужас крадется ночной.

«Чем печальней и чем безнадежнее. »

Чем печальней и чем безнадежнее

Одиночества тусклые дни,

Тем все ярче забытое прежнее

Зажигает в тумане огни.

Позади, сквозь сиянье вечернее,

Мне пройденную видно межу.

Все спокойней и все легковернее

Я на будущий путь свой гляжу.

Оттого сердцем, жизнию раненным,

Мне умерших мгновений не жаль,

Что в былом, как в стекле затуманенном,

Отразилась грядущая даль.

«Помнишь, мы над тихою рекою. »

Помнишь, мы над тихою рекою

В ранний час шли детскою четой,

Я — с моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

И везде, где взор мой замедлялся,

И везде, худа глядела ты,

Мир, огнем сверкая, загорался,

Вырастали белые цветы.

Люды шли, рождались, умирали,

Их пути нам были далеки,

Мы, склонясь над берегом, внимали

Тихим сказкам медленной реки.

Если тьма дышала над рекою,

Мы боролись с злою темнотой:

Я — моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

И теперь, когда проходят годы,

Узкий путь к закату нас ведет,

Где нас ждут немеркнущие своды,

Где нам вечность песнь свою поет.

Мы, как встарь, идем pyкa с рукою

Для людей непонятой четой:

Я — с моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

«Снежным облаком летели. »

Снежным облаком летели

Из полночных стран.

И вздымался, и качался,

И со стоном рассыпался

Но довольно пела вьюга.

Весть весны на север с юга

Дни светлы и необъятны,

И душе влюбленной внятны

Люди в тумане все смутно мелькают и тают.

Туман разлился над землею.

Черный кустарник унылые ветви склоняет,

Прощаясь с умершей листвою.

Люди усталые, взором к земле приникая,

Неясную ищут дорогу,

А над туманами ангелы, крылья вздымая,

С молитвой возносятся к Богу.

И в вышине, недоступной для робкого взора,

Км воины дальнего стана,

Лихи пророков и стройные главы собора

Сияют над морем тумана.

«Незаметно в окно заглянула луна. »

Источник

Город туманов и снов встает предо мною

Город туманов и снов

С громадой неясною

Отраженных холодной Невою.

Жизнь торопливо бредет

Здесь к цели незримой.

Я узнаю тебя с прежней тоской,

Неласковый город любимый!

Ты меня мучишь, как сон,

Ночь, но мерцает зарей небосклон.

Вечер сумрачен и страшен,

Ночь беззвездная близка.

Как уступы тяжких башен,

Гулок моря шум усталый.

Там, над сизою горой,

Словно кровью темно-алой,

Воздух зыблется сырой.

Все слышней во мраке зорком

Чьи-то вздохи и слoва;

Дыбом встала над пригорком

В страхе черная трава.

Я иду прибрежьем голым,

Светлый отдых так далек,

Леденит стопы тяжелым,

Мертвым холодом песок.

И к померкнувшим долинам

Неотвязно, вслед за мной,

С тихим шорохом змеиным

Ужас крадется ночной.

«Чем печальней и чем безнадежнее. »

Чем печальней и чем безнадежнее

Одиночества тусклые дни,

Тем все ярче забытое прежнее

Зажигает в тумане огни.

Позади, сквозь сиянье вечернее,

Мне пройденную видно межу.

Все спокойней и все легковернее

Я на будущий путь свой гляжу.

Читайте также:  К чему сон злые собаки вокруг

Оттого сердцем, жизнию раненным,

Мне умерших мгновений не жаль,

Что в былом, как в стекле затуманенном,

Отразилась грядущая даль.

«Помнишь, мы над тихою рекою. »

Помнишь, мы над тихою рекою

В ранний час шли детскою четой,

Я — с моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

И везде, где взор мой замедлялся,

И везде, худа глядела ты,

Мир, огнем сверкая, загорался,

Вырастали белые цветы.

Люды шли, рождались, умирали,

Их пути нам были далеки,

Мы, склонясь над берегом, внимали

Тихим сказкам медленной реки.

Если тьма дышала над рекою,

Мы боролись с злою темнотой:

Я — моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

И теперь, когда проходят годы,

Узкий путь к закату нас ведет,

Где нас ждут немеркнущие своды,

Где нам вечность песнь свою поет.

Мы, как встарь, идем pyкa с рукою

Для людей непонятой четой:

Я — с моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

«Снежным облаком летели. »

Снежным облаком летели

Из полночных стран.

И вздымался, и качался,

И со стоном рассыпался

Но довольно пела вьюга.

Весть весны на север с юга

Дни светлы и необъятны,

И душе влюбленной внятны

Люди в тумане все смутно мелькают и тают.

Туман разлился над землею.

Черный кустарник унылые ветви склоняет,

Прощаясь с умершей листвою.

Люди усталые, взором к земле приникая,

Неясную ищут дорогу,

А над туманами ангелы, крылья вздымая,

С молитвой возносятся к Богу.

И в вышине, недоступной для робкого взора,

Км воины дальнего стана,

Лихи пророков и стройные главы собора

Сияют над морем тумана.

«Незаметно в окно заглянула луна. »

Источник

Поликсена Сергеевна Соловьёва. Из сборника “Иней”

ПОЛИКСЕНА СЕРГЕЕВНА СОЛОВЬЁВА (ALLEGRO)

Из СБОРНИКА «ИНЕЙ» (1905)

ПЕТЕРБУРГ

Город туманов и снов
Встаёт предо мною
С громадой неясною
Тяжких домов,
С цепью дворцов,
Отражённых холодной Невою.
Жизнь торопливо бредёт
Здесь к цели незримой…
Я узнаю тебя с прежней тоской,
Город больной,
Неласковый город любимый!
Ты меня мучишь, как сон,
Вопросом несмелым…
Ночь, но мерцает зарей небосклон…
Ты весь побеждён
Сумраком белым.

К НОЧИ

Вечер сумрачен и страшен,
Ночь беззвёздная близка.
Как уступы тяжких башен,
Взгромоздились облака.

Гулок моря шум усталый…
Там, над сизою горой,
Словно кровью тёмно-алой,
Воздух зыблется сырой.

Всё слышней во мраке зорком
Чьи-то вздохи и слова;
Дыбом встала над пригорком
В страхе чёрная трава.

Я иду прибрежьем голым,
Светлый отдых так далёк,
Леденит стопы тяжёлым,
Мёртвым холодом песок.

И к померкнувшим долинам
Неотвязно, вслед за мной,
С тихим шорохом змеиным
Ужас крадется ночной.

Чем печальней и чем безнадёжнее
Одиночества тусклые дни,
Тем всё ярче забытое прежнее
Зажигает в тумане огни.

Позади, сквозь сиянье вечернее,
Мне пройдённую видно межу.
Всё спокойней и всё легковернее
Я на будущий путь свой гляжу.

Оттого сердцем, жизнию раненным,
Мне умерших мгновений не жаль,
Что в былом, как в стекле затуманенном,
Отразилась грядущая даль.

В ТУМАНЕ

Люди в тумане все смутно мелькают и тают.
Туман разлился над землёю.
Чёрный кустарник унылые ветви склоняет,
Прощаясь с умершей листвою.

Люди усталые, взором к земле приникая,
Неясную ищут дорогу,
А над туманами ангелы, крылья вздымая,
С молитвой возносятся к Богу.

И в вышине, недоступной для робкого взора,
Как воины дальнего стана,
Лики пророков и стройные главы собора
Сияют над морем тумана.

Помнишь, мы над тихою рекою
В ранний час шли детскою четой,
Я — с моею огненной тоскою,
Ты — с твоею белою мечтой.

И везде, где взор мой замедлялся,
И везде, куда глядела ты,
Мир, огнём сверкая, загорался,
Вырастали белые цветы.

Люди шли, рождались, умирали,
Их пути нам были далеки,
Мы, склонясь над берегом, внимали
Тихим сказкам медленной реки.

Если тьма дышала над рекою,
Мы боролись с злою темнотой:
Я — моею огненной тоскою,
Ты — с твоею белою мечтой.

И теперь, когда проходят годы,
Узкий путь к закату нас ведёт,
Где нас ждут немеркнущие своды,
Где нам вечность песнь свою поёт.

Мы, как встарь, идём рука с рукою
Для людей непонятой четой:
Я — с моею огненной тоскою,
Ты — с твоею белою мечтой.

Читайте также:  Идти по подвесному мосту во сне к чему

Снежным облаком летели
Бледноликие метели
Из полночных стран.
И вздымался, и качался,
И со стоном рассыпался
Снежный ураган.
Но довольно пела вьюга…
Весть весны на север с юга
Льётся всё смелей,
Дни светлы и необъятны,
И душе влюблённой внятны
Крики журавлей.

Незаметно в окно заглянула луна,
И, бросая холодный таинственный свет,
Вновь на тёмном полу начертила она
На забытый вопрос непонятный ответ.

Я хочу разобрать этот бледный узор,
Непонятные знаки прочесть я хочу, —
Чтоб огонь не привлёк мой тоскующий взор,
Нагоревшую я задуваю свечу.

Встали тени кругом, шевельнулись толпой
Все неясные чувства, мгновения, сны,
И я вновь им невольно внимаю с тоской,
Отдаваясь таинственной власти луны.

Источник

Город туманов и снов

С громадой неясною

Отраженных холодной Невою.

Жизнь торопливо бредет

Здесь к цели незримой.

Я узнаю тебя с прежней тоской,

Неласковый город любимый!

Ты меня мучишь, как сон,

Ночь, но мерцает зарей небосклон.

Вечер сумрачен и страшен,

Ночь беззвездная близка.

Как уступы тяжких башен,

Гулок моря шум усталый.

Там, над сизою горой,

Словно кровью темно-алой,

Воздух зыблется сырой.

Все слышней во мраке зорком

Чьи-то вздохи и слoва;

Дыбом встала над пригорком

В страхе черная трава.

Я иду прибрежьем голым,

Светлый отдых так далек,

Леденит стопы тяжелым,

Мертвым холодом песок.

И к померкнувшим долинам

Неотвязно, вслед за мной,

С тихим шорохом змеиным

Ужас крадется ночной.

«Чем печальней и чем безнадежнее. »

Чем печальней и чем безнадежнее

Одиночества тусклые дни,

Тем все ярче забытое прежнее

Зажигает в тумане огни.

Позади, сквозь сиянье вечернее,

Мне пройденную видно межу.

Все спокойней и все легковернее

Я на будущий путь свой гляжу.

Оттого сердцем, жизнию раненным,

Мне умерших мгновений не жаль,

Что в былом, как в стекле затуманенном,

Отразилась грядущая даль.

«Помнишь, мы над тихою рекою. »

Помнишь, мы над тихою рекою

В ранний час шли детскою четой,

Я — с моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

И везде, где взор мой замедлялся,

И везде, худа глядела ты,

Мир, огнем сверкая, загорался,

Вырастали белые цветы.

Люды шли, рождались, умирали,

Их пути нам были далеки,

Мы, склонясь над берегом, внимали

Тихим сказкам медленной реки.

Если тьма дышала над рекою,

Мы боролись с злою темнотой:

Я — моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

И теперь, когда проходят годы,

Узкий путь к закату нас ведет,

Где нас ждут немеркнущие своды,

Где нам вечность песнь свою поет.

Мы, как встарь, идем pyкa с рукою

Для людей непонятой четой:

Я — с моею огненной тоскою,

Ты — с твоею белою мечтой.

«Снежным облаком летели. »

Снежным облаком летели

Из полночных стран.

И вздымался, и качался,

И со стоном рассыпался

Но довольно пела вьюга.

Весть весны на север с юга

Дни светлы и необъятны,

И душе влюбленной внятны

Люди в тумане все смутно мелькают и тают.

Туман разлился над землею.

Черный кустарник унылые ветви склоняет,

Прощаясь с умершей листвою.

Люди усталые, взором к земле приникая,

Неясную ищут дорогу,

А над туманами ангелы, крылья вздымая,

С молитвой возносятся к Богу.

И в вышине, недоступной для робкого взора,

Км воины дальнего стана,

Лихи пророков и стройные главы собора

Сияют над морем тумана.

«Незаметно в окно заглянула луна. »

Незаметно в окно заглянула луна

И, бросая холодный таинственный свет,

Вновь на темном полу начертила она

На забытый вопрос непонятный ответ.

Я хочу разобрать этот бледный узор,

Непонятные знаки прочесть я хочу,—

Чтоб огонь не привлек мой тоскующий взор,

Нагоревшую я задуваю свечу.

Встали тены кругом, шевельнулись толпой

Все неясные чувства, мгновения, сны,

И я вновь им невольно внимаю с тоской,

Отдаваясь таинственной власти луны.

Похожие книги на «Из сборника «Иней»», Поликсена Соловьева

Книги похожие на «Из сборника «Иней»» читать онлайн бесплатно полные версии.

Источник

Поликсена
Соловьёва

Все стихи Поликсены Соловьёвой

Месяц в дыханье морозном

Читайте также:  К чему снится рыдать во сне навзрыд на похоронах

Всходит, и взглядом угрозным

Месяц, грозить ты устанешь:

Сердце покорно судьбе.

Если и справа ты взглянешь,

Ты была девочкой беленькой и маленькой,

С ножками, как папиросы.

Вплетала бантик то голубой, то аленький

В свои золотые косы.

Жила в городе все свои первые годы:

Камень и пыль, камень и грязь.

Знала одну из всех сказок родной природы:

На стекле морозную вязь.

Слушала, как мать возилась с больным братишкой,

Как, ворча, бранился отец.

Ждала, пустят ли в библиотеку за книжкой:

Такой интересный конец!

По вечерам твердила длинный символ веры

И никак не могла понять,

Зачем купец спутал все товары и меры,

И надо его проверять.

А жизнь кругом мудреную пряжу сплетала,

В небывалом рождая быль.

За летом осень, за зимою весна мелькала.

Камень и грязь, камень и пыль.

И когда тебя жизнь вдруг в бескрайность степную

Умчала из злой духоты,

Ты с криком звонким упала в траву родную,

Плача и целуя цветы.

Порой мое сердце внемлет детскому крику

И бьется жарче и нежней:

Белая девочка целует повилику

Земля не спит, напрасно ожидая

Объятий сумрака и нежной тишины,

Горит заря, полнеба обнимая,

Бредут толпой испуганные сны.

И все живет какой-то жизнью ложной,

Успокоения напрасно жаждет взор,

Как будто ангел бледный и тревожный

Над миром крылья белые простер.

Белая сирень

Умирают белые сирени.

Тихий сад молитвы им поет,

И ложатся близкой смерти тени

На цветы, как ржавчины налет.

А вокруг все дышит жизнью смелой,

Все цветы надеждами полны,

Лишь тебе, рожденной ночью белой,

Умереть с последним днем весны.

Но душой, не ведающей тленья

И земных мгновений и оков,

Буду помнить белую сирень я

И дыханье звездных лепестков.

Липы неслышно роняют

В сумерках вздохи медвяные,

В небе цветы увядают

Знаю, безвластна могила,

Смерть пред воскресшим смиряется.

То, в чем душа изменила,

В безумный месяц март я родился на свет,

И в этой жизни мне нигде покоя нет.

И борется весна в душе моей с зимой,

И весел громкий смех, а стих печален мой.

То дьявол душу мне темнит крылом своим,

То вижу лик отца, как смелый серафим.

В безумный месяц март я родился на свет.

Тишина золотовейная в осеннем саду,

Только слышно, как колотят белье на пруду,

Да как падает где-то яблоко звуком тугим,

Да как шепчется чье-то сердце тихо с сердцем моим.

В палящий зной над жаждущею нивой.

В палящий зной над жаждущею нивой

Порою облаков появится гряда,

На землю бросив тень, их мрачные извивы,

Грозой не прогремев, исчезнут без следа.

Так иногда сомненья соберутся

С тоской бесплодною, полны немых угроз,

Заронят в душу тень и мимо пронесутся

Бесследно. песни нет и нет горячих слез.

Окно открыто. Голубь сизый

Клюет, и строг янтарный взор.

И золотой прикрыла ризой

Весна глубокий, хмурый двор.

Как бы дождем омыты звуки:

И ярок каждый, и певуч.

Приди сюда и дай мне руки,

И сердце жалостью не мучь.

Без меня отцветают сирени,

Без меня соловьи отпоют,

И прохладные вешние тени

По тропам уплывут, уплывут.

В этих пыльных и душных громадах

Тщетно к небу подъятых домов

О зеленых вздыхаю прохладах

И о росном дыханьи лугов.

Заплакал снег, и тени синие

От черных тянутся стволов,

Досказана вся сказка инея,

Слышнее звон воскресных слов.

Поля, снегами напоенные,

Чернеют влажно здесь и там.

Уводят дали просветленные

К недостижимым рубвжам.

Быть может, ждег меня заветвое,

И шепчут шорохи рассветные:

Нечастый дождь капал на крышу балкона,

Точно по железу кто-то переступал осторожно.

Мы слушали напев дождевого звона,

И было в душе от молчанья тревожно.

Как листья под мелким дождевым ударом,

Вздрагивало сердце, и в глазах твоих

мерцал блеск влажный.

Я сказал. Вздохнула ты. А в саду старом

Ветер рванулся, и проплыл вздох протяжный.

Снова тишь. Ветер сложил влажные крылья.

Недвижно уныние неба. Не дрогнуть молнии алой.

В серой тиши безвластны грома усилья.

Дождь победит баюканьем день усталый.

И снова он капал на крышу балкона,

Точно по железу кто-то переступал осторожно.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Полезные советы на каждый день